2.0
4-й визит

Correa's на Большой Грузинской

Открыть в Яндекс-картах
  • ОБЗОР
  • СЕТЬ
Михаил Костин Михаил Костин
17 апреля
2020
Еда
Сервис
Атмосфера
Интерьер

Дата и время посещения — 19 марта 2020, четверг, 14:00

Спустя час после тренировки, при хорошей солнечной погоде, я пешком добрался до давнего и известного в узких кругах заведения под названием Correa's. Когда-то это небольшое кафе, которое создали шеф-повар из Нью-Йорка Айзек Корреа и Руслан Раджапов, произвело в Москве настоящий фурор. Тогда, в начале 2003-го, все, что происходило в маленьком помещении на Большой Грузинской недалеко от посольства Польши, казалось уникальным и новым. Московская публика восторгалась форматом городского кафе, умилялась открытой кухне, с интересом изучала компактное ежедневное меню, уплетала простую американистую еду и не уставала хвалить свежесть исходных продуктов. Столики бронировались за неделю вперед. Внутри всегда царил аншлаг, причем среди гостей частенько попадались и олигархи, и знаменитости, и чиновники федерального уровня. При этом у кафе не было яркой вывески, безудержного пиара или рекламных акций на весь столичный глянец. Но потом случились перемены. Айзек ушел (в 2009 году). Кафе постепенно превратилось в сеть, которая успела расколоться. А в 2017 году первое Correa's и вовсе закрылось, правда, как оказалось, на ремонт.

В марте 2020-го Correa's на Большой Грузинской было открыто и работало в обычном режиме. Фасад, как и раньше, – неприметная смесь кирпича, коричневого навеса, скамеек и кадушек с плющом.
Подписывайся, чтобы не пропустить!


Интерьер и атмосфера

За одиночной дверью скрывались стеклянный предбанник и небольшое пространство, которое поделили между собой открытая кухня, пустой десертный прилавок и миниатюрный обеденный зал на десять столиков. Оформление выглядело просто и аккуратно. Потолок белый, низкий, с нишами и балками. Стены тоже белые, с кафельными вставками около окон. На полу плитка и грубая коричневая доска. Из декораций – черно-белые фотографии и деревянные рейки, отгораживающие дела туалетные. Мебель базовая, кафешная. Столы светлые, мелкие. Стулья и диваны тоже миниатюрные, с низкими спинками и не самыми удобными сиденьями. Часть мест расположились на подоконниках. Температура в зале царила завышенная и дружила с устойчивой духотой. Акустика доносила до ушей все разговоры и громкую музыку. Гардероб отсутствовал, так что вся верхняя одежда при полной посадке покоилась рядом с гостями, многие из которых были явно постоянными посетителями и даже не заглядывали в меню. Но я заглянул.

Еда

Стандартный лист формата А4 заполняли строчки мелкого неразборчивого шрифта. Семь разделов включали в себя смесь Европы и Азии с неким авторским намеком на нью-йоркский фьюжн. Список блюд вменяемый, без раздутости. Названия выглядели аппетитно, но описания порой страдали от странностей. Цены держались на приемлемом уровне. Порции своими размерами не разочаровали.

«Хлеб», а точнее багет, стоял в корзине при входе. Кому-то его предлагали и выдавали, а кому-то нет. Я оказался во второй команде, и потому первым ко мне прибыл «Паштет с куриной печенью» вместе с «хлебом бриошь и клюквенным соусом» (440 руб.). Стеклянная банка небольшая, немного мутная. Внутри ветка тимьяна, пласт застывшего жира и твердая серая паштетная масса прямиком из холодильника. Вкус печеночный, без горечи, но и без какой-либо привлекательности. Куски «хлеба бриошь» были сухие и крошились, а клюквенный соус больше напоминал джем и страдал от излишней резкой кислоты.

Салат «Цезарь Correa's» (590 руб.) завлекал своим описанием: «сочная куриная грудка, хрустящие листья салата, крутоны из фокаччи, сыр пармезан и домашняя заправка с анчоусами». Но все аппетитные ожидания разбились о стену реальности. Салатные листья – кучка вялых оборванцев. Курица остывшая, сухая. «Пармезан» – набор желтоватых тонких тягучих пластов. Крутоны – осколки вчерашнего хлеба, засохшего по собственному желанию. В соусе солист горчица, а не анчоусы. Вид халтурный. Вкус печальный.

«Суп луковый с пармезаном» (290 руб.) из дневного меню предстал в виде желто-белой пюреобразной зернистой массы с луковым сладковатым вкусом, но без соли, специй и привкуса сыра. Два горе-сухаря и обжигающая температура подачи радости также не добавили и благополучно утянули блюдо на минусовую территорию.

«Ньокки с томатным соусом, базиликом, сыром моцарелла и вяленными на солнце томатами» (590 руб.) – еще одна тарелка, в которой в крепких объятиях вальсировали грусть и печаль. Ньокки не только отварили, но еще и обжарили, причем до нежевательной корки. Соус был томатный, кислый, но вновь без соли и с признаками баночного продукта. Сыр выступал в двух вариациях: грубой неряшливой стружкой сверху и резиновыми холодными кубиками внутри. А еще в каждую ложку лез чересчур активный свежий базилик, которого кинули с лихвой.

«Цыпленок терияки в лаваше с авокадо, помидорами, красным луком и хрустящими листьями салата» (490 руб.) из раздела «Сандвичи» (орфография сохранена) – рулет из суховатой и явно покупной лепешки, наполненный свежей овощной нарезкой, кусками прохладной курицы без всякого терияки и вкраплениями слегка майонезного соуса. Общее впечатление: лучше, чем другие творения кухни, но не выше «съедобно».

«Тунец в кунжуте» (1090 руб.) – две небольшие половинки сухого рыбного филе в кунжутной корке и без всякой тунцовой сущности, плюс поникшие кашеобразные овощи и якобы соевый, но при этом сладкий соус. Во вкусе ничего интересного, и уж точно мимо аппетитной цели.

Пицца «Маргарита с томатным соусом, моцареллой и свежим базиликом» – диск в 30 см. за 380 руб., выполненный в типично нью-йоркском стиле. Тесто тонкое. Сыр пятнистым пластом. Соус сладковатый, помидорный. Никакой сопливости, сухости или пресности. Вкусно и без нареканий.

«Банановый торт» (290 руб.) - тонкий трехслойный треугольник, который явно оторвали последним куском от сердца. При этом сам торт был вкусный, мягкий, действительно банановый, живой во вкусе, с ровной сладостью и нежным кремом.

Сервис

Обслуживание в мой визит оставляло желать много лучшего. Девушки заказы принимали нехотя, за столами не следили, периодически ругались между собой и с персоналом на кухне. В какой-то момент одна дама и вовсе решила отвлечься от работы и поболтать с подружкой. Причем когда кто-то из гостей попросил ее подойти, она отвернулась и принялась обмениваться со знакомой чем-то в телефоне. Впечатлениями сотрудницы тоже не интересовались, оговоренного порядка выдачи блюд не придерживались, приборы меняли иногда, грязную посуду и напитки игнорировали, какого-либо энтузиазма не проявляли, как, впрочем, и желания помочь гостям.

Итог

В течение многих лет после открытия кафе Correa's на Большой Грузинской оставалось местом интересным и вкусным. Еда и атмосфера там были особенные. Походы запоминались. Желание вернуться возникало с завидной периодичностью. Но потом что-то пошло не так (или не туда), и спустя 17 лет заведение превратилось в заурядную точку общественного питания с посредственной едой, безразличным обслуживанием и ленивым отношением всего предприятия к делу.